Во всякой красоте есть изъян (арабская)

Человек озабочен красотой. Он сделал ее разновидностью невроза, противопоставляя красоту некрасивости, чтобы превращать красоту в собственные достижения и заодно чтобы было чем пренебрегать – некрасивостью.

 Суть красоты – облагораживание человеческих сердец, потому как сердце знает истинную красоту. И не как практическое приложение этой красоты к расширению собственного «я» и его возвеличивание, а как сердце, которое замирает перед Величием – постигая это Величие, обнаруживая, что за ним стоит Божественное.

Тогда о чем говорят арабы? О том, что во всякой красоте есть изъян. Для розы шип не изъян, а продолжение самой розы, для человека – изъян: он хотел бы розу без шипа. Основное стремление движения ума человека – отвергать, разделяя. Потому как он не видит картину целиком, для целостного постижения ум должен быть целостным. 

А разделяя, мы приближаем это к нашим глазам и сразу выражаем отношение. Изъяном является само наше отношение, потому как и красота, и любовь в глазах смотрящего. И обязательно встанет вопрос, насколько глубоки и чисты ваши глаза. В глубоких и чистых глазах навечно поселится красота.