Если завистливый печалится, то не его настигла беда, а кому-то посчастливилось (еврейская)

Зависть – это болезненность от мгновенного ослепления, которое случается в силу пристрастия к чужой жизни.

Не ведая о своей жизни, какими путями она движется и как проистекает, мы справляем нужду, дополняя или еще больше умаляя ее, заглядывая в чужие жизни, как бы получая картинку условного понимания своей. То выигрывая, то проигрывая, мы никак не можем свериться окончательно и бесповоротно. Так и остаемся не убежденными ни в том, ни в другом. Но зато зарабатываем пристрастие и поддерживаем расщепление.

Сравнивая свою удачу с удачей другого, мы не только омрачаемся от того, что удача на его стороне, но и даем выход страху за себя. Это выпускной клапан. Но в следующий момент мы будем сравнивать нечто уменьшительное, разорительное, постыдное, угрожающее, то, что случается в жизни других, а нас миновало. И немедленно начнем признавать свою жизнь и миловаться ею, так как она у нас окажется не хуже, а даже и получше некоторых. Раскачиваясь на качелях завистливости или оголтелой зависти – это приводить довод-аргумент в пользу своей жизни или отрицать ее на корню. Потому как двойственность нашего мышления нескончаемо требует контекста для понимания своей собственной жизни.

Только на черном можно четко увидеть белое. На собственной зависти мы видим свои победы и свои поражения. Но мы не останавливаемся, чтобы осознать это, а продолжаем борьбу с другими, желая, чтобы у них было меньше, а у нас больше. А когда нет других, мы продолжим эту же борьбу в себе. От всей этой недостойной игры с самим собой и с другими у нас однозначно меньше того, что держит нашу жизнь на плаву, – осознания. Значит, гораздо больше, и это процесс, бессознательного, которое будет способно опускать нашу жизнь до вопиющего безобразия. Остерегайтесь этого, проявите бдительность.