Хочешь услышать правду – дай высказаться (абхазская)

Жалость к себе – разъедающее душу саможаление в страхе за себя. Жалость говорит о том, что мы начали «зажевывать» момент переживания. Мы не в состоянии его пережить, мы его избегаем, а значит, встретиться с происходящим ни сейчас, ни впоследствии, мы не сможем.

Мы стали ловкими в избегании и получили уникальный вид сноровки – не слушать, не выслушивать, избегая происходящее, неимоверными усилиями рассеивая энергию происходящего между нами. Поэтому между нами происходит все меньше и меньше питательного, целительного, благотворного.

Острота нашего самоосознания на пике одержимо требует внимания к себе ради поддержания пика этой же остроты, ее подтверждения. Одержимые вниманием, мы набрасываемся на него, но только на своих условиях – ради отражения определенного толка, которое было бы елеем для нашей идеи о себе. И не дай бог, там бы отразилось не то, что мы хотим или привыкли слышать.

Поэтому в самом процессе слушания существует легкий гвалт, способный заглушать происходящее, переключать внимание на большой скорости, но не дать пробиться «вражескому голосу» – острым темам, которые мы избегаем. И чем больше мы избегаем, тем меньше при нас тем можно затронуть.

Не зная, не видя, не слыша происходящее, мы ищем дополнительные укрытия, которыми являются хитрость, самообман, лицемерие, коварство, глупость, а также примитивность, которую человек тщательно скрывает как от других, так и от себя.

Давая высказаться другому, слушая, человек доводит до сознания происходящее. Тогда ему не придется экстремально избегать в угоду себе и так бояться себя. И такой проблеск правды и сути происходящего отучит от механичной привычки прятаться от нелицеприятного и выставлять напоказ наносное. Но самое главное – начнется внутренний процесс узнавания ложного как ложного. Без реальности правды это невозможно.