Опасен не сильный, а мстительный (башкирская)

Сильный человек, если он на самом деле сильный, великодушен. Зная немощь других, он рад прийти к ним на помощь. Он даже благодарен, потому как находит применение своей силе и получает за это такое чудесное отражение себя, которое его самоутверждает и подтверждает наличие этой силы, вдохновляя его вновь и вновь к ее приложению.

Сила сама по себе проста и бесхитростна. Она не знала слабости и ее вожделенной компенсации, поэтому не знает и ее хитросплетений. Сила незатейлива и дружелюбна, и не видит врагов, пока ее не возбудили, и она не узнала ненависть и унижение, которые в инстинкте покажут и обнаружат ее деструктивную мощь. 

Сила, имеется в виду физическая, не может обнаружить собственную мощь, пока не начала разрушительную деятельность. Сильный человек в благодушии своем похож на увальня – его еще не искушали. И после того как он вступил в борьбу и разрушил, это другой человек, его «эго» в становлении формирует образ человека, готового бороться с надобностью и без ради того, чтобы подтвердить статусность сильного человека.

Тем не менее башкирская пословица говорит, что опасен не сильный, а мстительный. Сильный не провокационен, а мстительный – на каждом шагу. Предельно злопамятный, он не находит себе места от лютой ненависти и готов порешить того, кто живет в нем костью в горле. Вожделенное желание освободиться от этой кости – это отомстить.

И он лютует, чтобы этот жар памяти не проходил, пока он не рассчитается сполна, вынашивая план мести. Отомстит, не отомстит – это дело такое, но, приученный жить в пекле психологического ада, он всегда будет искать повод оставаться в состоянии самозабвенной лютости, чтобы совершить справедливое возмездие.