Сердце видит раньше головы (арабская)

То, что видит, голова – это всегда в пределах известного, обусловленного, обученного, заимствованного, повторяемого. Это и есть опора на ум. Если же мы, так или иначе, открываем что-либо новое, то оно приходит к нам как бы из головы, из мысле-формы, но источником рождения нового голова не является: в какое-то мгновение мы ушли с периферии в глубину.

Вот эта наша непостижимая способность смешивать коктейли из ментального мусора и откровения приходящего в нашу жизнь неизвестного делает нас ведомыми по жизни. Тогда мы слышим значимость нашей жизни.

Эта значимость собственной жизни позволяет поддерживать бдительность в себе. При поддержании бдительности наше сердце сохраняет зрячесть. Зрячесть сердца говорит о нашей способности не заимствовать чужое, а присутствовать самому и видеть.

Видеть – это значит из всего происходящего на наших глазах, его множественных планов видеть только сущностное – единое: то, что объединяет эту картину в одно единое целое, с ее прошлым и будущим. То, откуда берет происходящее начало и куда приведет, если не вырастет сам человек. Это все, что необходимо человеку для жизни, чтобы не остаться в слепоте относительно реальности происходящего.